Home » Происшествия » Отставной генерал ФСБ объяснил, почему тюменских боевиков не взяли живьем

Отставной генерал ФСБ объяснил, почему тюменских боевиков не взяли живьем

Ликвидация боевиков, оказавших сопротивление в ходе контртеррористической операции в Тюмени, была единственно верным решением силовиков в конкретных условиях. Такое мнение высказал эксперт «МК» генерал-майор ФСБ в отставке Александр Михайлов, прокомментировавший события, произошедшие в сибирском мегаполисе в ночь с 12 на 13 апреля.

Вечером 12 апреля жители Тюмени оказались крайне встревожены непривычной для их тихого города картиной. В район, называемый Маяком, потянулась бесконечная вереница спецтехники, сопровождаемая миганием проблесковых маячков и завыванием сирен. В городе был объявлен план «Эдельвейс», которым в случае террористической опасности вводится сбор всех сотрудников МВД.

Дальше события развивались на улице Амурской. Вооруженные спецназовцы взяли ее и несколько прилежащих улиц в кольцо. Жителям домов, расположенных поблизости, объявили о срочной эвакуации. Людей попросили укрыться в местном лицее. О том, что рядом с их домами проходит серьезная контртеррористическая операция, эвакуированные узнавали из СМИ. Поскольку в классах для людей были подготовлены раскладушки, все подумали, что операция продлится долго.

Но закончилось все буквально через пару часов. В Интернете выложено достаточно видеороликов, на которых слышны выстрелы со стороны дома 118 по улице Амурской, где укрывались боевики. Есть и видео штурма дома, а также кадры того, что от него осталось. Свидетели рассказали, что перед тем, как забросать дом гранатами, силовики уговаривали боевиков сдаться. Потом дом загорелся. А когда операция закончилась, выяснилось, что в сгоревшем доме прятались два сторонника ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России. — «МК»). Оба террориста были ликвидированы. По данным силовиков, они готовили серьезный теракт в городе в ближайшее время — у них обнаружены два автомата Калашникова, два самодельных взрывных устройства, религиозная литература.

Как оказалось, дом, который брали штурмом, 8 апреля был выставлен на продажу за 2,8 миллиона рублей Тимуром Медовым. Продавец был не прочь обменять жилище и на автомобиль. Объявление находится в базе ресурса до сих пор. Этот же пользователь вот уже несколько месяцев распродавал и другое имущество — плазменный резак, колеса для иномарки, бетономешалку, два мотоцикла. Также он отдал в хорошие руки кота породы сфинкс. Объявления снабжены фотографией, по которой соседи опознали хозяина дома по имени Тимур. По их словам, он вел спокойный образ жизни, не пил, занимался спортом, любил автомобили и мотоциклы. А 12 апреля в доме якобы были замечены подозрительные «бородачи». Телеграм-канал Baza сообщает, что хозяин сдал дом несколько дней назад и уехал в Москву. И что за несколько часов до штурма из дома вышла женщина, которую теперь разыскивают.

Фото пользователя, зарегистрированного на «Авито» как Тимур Медов, в соцсетях обнаруживается вместе с другими снимками. На некоторых изображен тот же мужчина. В одной из соцсетей есть его селфи с автоматом Калашникова. Также есть фото вооруженных джихадистов, подписанное «Друзей множество, но верных единицы» и снимок, на котором люди в восточных одеждах забивают палками полицейского.

По адресу сгоревшего дома, как выяснилось, была зарегистрирована компания, в учредителях которой значится уроженец Ингушетии Тимур Иналов. У него по базе приставов есть долги — неуплаты по кредитам на полмиллиона рублей, за коммунальные услуги и за нарушение ПДД. Судя по всему, это и есть человек, который фигурирует как Медов. Знакомые Иналова рассказывают о нем, что он учился в юридическом колледже, был верующим и открытым человеком. Дом Иналов продал в 2015 году, переоформив его на семью родственников по фамилии Медовы. Несколько лет назад Иналов, судя по рассказам знакомых, жил и работал в Москве, занимался консалтингом.

Судя по не подтвержденной официально информации, опубликованной «МБХ-Медиа», в доме в ходе штурма погибли Тимур Иналов и его гость Магомед Медов.

Между тем в соцсетях в адрес силовиков уже прозвучала критика — дескать, зачем было демонстративно сгонять сотни силовиков ради двух боевиков, да и то сомнительных. «…в очередной раз «все террористы уничтожены»… Все как обычно — все убиты, и концы в воду», — один из типичных постов на эту тему.

Прокомментировать произошедшее «МК» попросил Александра Михайлова.

— Нужно ли было брать террористов живыми? — спросили мы эксперта.

— Конечно, нет. Террорист — бешеный пес и вряд ли подлежит воспитанию. Его надо застрелить. И президент ставил вопрос так, чтобы их живыми не брать. Террористы об этом знают. Правила игры определены самими террористами, и правоохранители в своих действиях исключительно соблюдают эти правила: поднял руку на власть, готовился убить людей — получи то, что тебе положено. А главное в другом — с какой стати мы должны рисковать жизнями сотрудников? Я считаю, что силовики сработали абсолютно правильно. Если бы боевики вышли с поднятыми руками и кричали двадцать раз «больше не будем», может, их и оставили бы в живых. Ну а раз достали стволы — извините.

— Разве не справедлив аргумент, что убитые могли знать что-то важное?

— Правоохранительные органы всегда работают от противника. Если они вышли на этих террористов, значит, у них информации немного побольше, чем требуется для того, чтобы брать их живыми. А потом, сейчас мы живем в настолько простреливаемом информпространстве, что многое можно узнавать и после ликвидации террористов. Аккаунты, переписки, биллинг — это хорошая база для борьбы с терроризмом.

— Громкие теракты, как правило, происходят в центральных городах. А здесь — Сибирь. Это о чем может говорить?

— Зоны повышенной опасности в Центральной России привели здесь к полной контртеррористической готовности спецслужб. Москва насыщена правоохранительными органами. А боевикам важно обозначить свое существование, и это может быть что угодно — Сахалин, Магадан, Тюмень. Боевики уходят туда, где, по их мнению, менее опасно существовать. Но, как видим, не рассчитали.

— Непонятно, убит ли хозяин дома, но у него действительно осталось много следов. С одной стороны, вроде не нищий и положительный. Но есть снимки с оружием, просматривается сочувствие радикалам. Почему, как вы считаете, он мог оказаться среди террористов?

— Многие традиции на Кавказе носят племенной характер. И поэтому, общаясь со своими земляками, соплеменниками, кавказцы зачастую не пытаются их проверять. Мы не знаем, насколько он был с боевиками связан. Оружие и прочее, что есть на снимках, это, вполне возможно, то, что называется кавказскими понтами. Такое мы видим не только в Тюмени, но и в Москве. Бравада это была или что-то более серьезное, пусть разбирается следствие.

Источник