Home » Общество » Спасать косаток из российской «китовой тюрьмы» приедет Кусто

Спасать косаток из российской «китовой тюрьмы» приедет Кусто

Жан-Мишель Кусто, сын известного французского исследователя Мирового океана Жака-Ива Кусто, по приглашению Минприроды и губернатора Приморья Олега Кожемяко приехал со своей командой в Россию, чтобы посетить «китовую тюрьму», которая находится недалеко от Находки. О том, как устроена «китовая тюрьма» и почему общественники возлагают такие большие надежды на команду Кусто, рассказал «МК» руководитель «Экологической вахты Сахалина» Дмитрий Лисицын.

На совместной пресс-конференции с Жаном-Мишелем Кусто, которая прошла 4 апреля, министр природных ресурсов и экологии России Дмитрий Кобылкин заявил, что косаток и белух планируют вернуть в естественную среду обитания уже в июне-июле. Специалисты Минприроды совместно с Кусто-младшим планируют для каждой косатки и белухи из «китовой тюрьмы» разработать индивидуальный план реабилитации и выпуска ее на волю. В этой программе будут задействованы специальные суда, где есть емкости на 200 тонн морской воды.

— Что собой представляет «китовая тюрьма»? — поинтересовались мы, в свою очередь, у Дмитрия Лисицына.

— Это группа вольеров, в которых на сегодняшний день содержатся 10 косаток и 87 белух. Есть внешний контур — каркас, сваренный из железных труб, плавающих на поверхности воды. К нему снизу приделаны сетные мешки — это двойная сетка, связанная из синтетического каната. Белухи содержатся в открытых вольерах, косатки — в закрытых. Все существующие в мире нормы по содержанию китообразных там нарушены. В вольеры небольшого объема напихано очень много животных. Так, вольер для косаток — 18 на 16 метров, для белух — в полтора раза меньше. Животным в них очень тесно. Вольеры стоят кучно, с одной стороны вообще зажаты пирсом — причальной бетонной стенкой. На сетных мешках скапливаются продукты жизнедеятельности и остатки пищи. Это все гниет, образуются очаги болезнетворных и патогенных микроорганизмов…

— Когда были выловлены эти морские млекопитающие?

— Отлов этих животных — сезонный, который происходит с июля по сентябрь. В конце лета и осенью 2018 года в «китовую тюрьму» поступило 90 белух и 11 косаток. Две белухи и одна косатка бесследно исчезли. Мы считаем, что они погибли.

— Они были добыты законно?

— В том-то и дело, что незаконно. На этот счет у Генеральной прокуратуры существует совершенно четкая позиция. Они направили ответ о нарушении закона при добыче этих животных на имя председателя Комитета Государственной думы по экологии и охране окружающей среды Владимира Бурматова. Тем не менее Генеральная прокуратура до сих пор не подала в суд иск об освобождении этих животных.

Единственный иск об освобождении, который рассматривается судом, был подан нашей общественной организацией. Мы выиграли другой процесс — в результате были отменены главные разрешительные документы на вылов косаток и белух. Это судебное решение уже вступило в законную силу.

В 2019 году Росрыболовство пыталось выдать разрешение на вылов новой партии косаток и белух, но мы добились того, чтобы этот вылов был запрещен в российских водах. Необходимо перевести животных и выпустить примерно в те же места, где они были пойманы. А это довольно большие расстояния. И сама транспортировка этих животных, и их выпуск — очень сложная техническая задача. Огромная проблема в том, что компании, которые отловили косаток и белух, естественно, хотят оставить их в неволе и попытаться продать. Им в этом очень сильно помогают чиновники из Росрыболовства и ученые из профильных институтов. Эта связка сейчас очень лоббирует идею, что животных нельзя выпускать на волю, потому что они погибнут.

— Вы с этим не согласны?

— Эта концепция абсолютно ложная. В мире есть довольно большой список примеров, когда китообразных выпускали на свободу. В том числе и животных, которые провели в неволе 20 и более лет. И нет ни одного примера, когда бы в результате такого выпуска животное погибло. Все они оставались живы и самостоятельно добывали себе пищу.

Мы очень надеемся на Жана-Мишеля Кусто и его команду. 5 апреля они будут во Владивостоке, а 6 апреля приедут в «китовую тюрьму». Сейчас в их команде 10 человек, в нее входят и три российских специалиста.

Источник